Понедельник, 21.08.2017, 09:18 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Блог

Главная » 2009 » Декабрь » 28 » Несколько слов о самом «Эвихоне».
20:46
Несколько слов о самом «Эвихоне».

У истоков компании стоял буровой мастер из Сибири Иван Коптенко, депутат Верховного Совета СССР. Генерал Коржаков вспомнил в беседе со мной, как в 1991 году, во время президентской кампании, Ельцин побывал в гостях у Коптенко и проникся к этому крепкому хозяйственнику симпатией.

- Зная об этом, я помог Коптенко получить первую в стране частную нефтяную вышку, - признается Коржаков. - А потом уже Коптенко подхватил Барсуков (начальник кремлевской охраны. - А. Х.) и начал ему помогать.

«Эвихон» занимался не только нефтью. Огромные деньги компания заработала на импорте сигарет. Заработанные барыши надо было куда-то вкладывать. Так с подачи Барсукова появился арендный договор на «Сосновки».

В 2000-м контрольный пакет «Эвихона» покупает крупный предприниматель Шалва Чигиринский, старинный друг Михаила де Буара, а также другого акционера компании - Гарри Черепахова.

- «На берегу» мы сразу же договорились, - рассказывает Чигиринский. - Я не лезу в вопросы дач и без де Буара и Шумейко никаких сделок с ними не осуществляю.

Но в «дачные» вопросы Чигиринскому все же пришлось залезть...

- В сентябре 2003-го, - вспоминает он, - меня пригласил зам. министра имущества Гусев. Он в жесткой, ультимативной форме потребовал, чтобы «Эвихон» расторг аренду. Я ответил, что это невозможно. Пусть выкупают у нас по коммерческой стоимости. «Вы что, не понимаете, какие люди стоят за этим. Это нужно государству!» - и Гусев показал глазами на потолок.

Таких встреч прошло несколько.

- Это было неприкрытое давление. Меня то запугивали, то играли на патриотизме.

Подтверждает это и Михаил де Буар, живший тогда в «Сосновке-1»:

- Меня приглашали в высокие инстанции. Недвусмысленно давали понять, что я должен освободить дачу. Якобы это в высших государственных интересах. 

«07.10.2002, - сказано в выписке из регистрационной базы касательно ООО «РНП-Инвест», - расширен состав участников Общества». Отныне вместо одного акционера - британского оффшора - владельцев становится уже пятеро.

В числе новых акционеров: Владимир Шумейко, основатель «Эвихона» Иван Коптенко. И, конечно, английский оффшор «Рукнест Пропертиз». Только вместо 100% принадлежит ему теперь лишь 1/5.

А вскоре - в январе 2003-го - Шумейко продает свою долю Михаилу Фридману, за что и получает упоминавшиеся уже 3 миллиона долларов.

Подождите. Но если реальный владелец «Рукнест Пропертиз» Гарри Черепахов пропал без вести, как в его отсутствие можно размывать долю?

Этот вопрос я задал основному наследнику Черепахова - его сыну Евгению, которого не без труда сумел разыскать в одной из западноевропейских стран. И Черепахов-младший поведал мне, что и сам узнал о случившемся пост-фактум. Через год после размыва отцовской доли.

- Я позвонил другу отца (имеется в виду Михаил де Буар. - А. Х.), - вспомнил Черепахов. - И тот сказал: здесь такое творится! Государство отбирает дачи. Не вмешивайся от греха.

Со слов Евгения Черепахова, ни копейки за потерю своих акций «Рукнест Пропертиз» не получил. А все изменения в учредительные документы внесены были юристом его отца, неким Сергеем Соковиковым, которому Гарри Черепахов накануне пропажи выписал доверенность.

- Но ведь он обязан был действовать в интересах доверителя, - говорит Черепахов. - А здесь случилось прямо обратное. Вместо ста процентов у нас осталось только двадцать.

Роль Всеволода Кусова в этой истории трудно недооценить. Именно он, в частности, стоял за подставными фирмами, участвовавшими в аукционе по касьяновской «Сосновке». Он же отвечал за переводы денег. И даже организовывал «смотрины», когда Касьянов ездил прицениваться к будущим своим владениям.

(Михаил де Буар рассказал мне, как в его отсутствие дачу оцепила ФСО, и с воем мигалок внутрь въехал сановный кортеж. В главном визитере де буаровские охранники признали Касьянова.)



Просмотров: 1788 | Добавил: полковник | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: