Понедельник, 21.08.2017, 09:30 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Детство и Юность

Я родился, не крестился.
Осень шла уж на закат.
Детство! Детство! Проносился.
Я с ватагою ребят.

Я родился на Таганке.
В Абельмановской тиши.
Абельманка! Абельманка!
Песня ТЫ моей души.
 
Я родился в год великий
Для страны и для народа
Вместо карточек безликих
Деньги обрели свободу.
 
На углу Нижегородки
Продавали пирожки,
А в пивной на Абельманке
Пили водку мужики.

Дом наш был убогий, старый,
Деревянный, слома ждал.
Рядом дворик очень малый,
И сараи как пенал.

И в сарае запах клея,
Запах стружки и махры.
Вечно мокрым ветром веет.
Место сбора детворы.

Был у нас верстак, рубанок.
Дед учил нас жить в труде.
Абельманка! Абельманка!
Ты всегда со мной везде.

Я родился, рос, учился,
Оперился, возмужал.
В Забайкалье я женился
И впервые папой стал.

Была служба на границе,
За границей и в столице
И работа на гражданке.
И безделья был отстой.
Абельманка часто снится.
Вот ребята я какой.


HTML clipboard


 

Район площади Абельмановской заставы (до 1919 года называвшейся Покровской заставой - по близлежащему монастырю) получил удобную рельсовую связь с центром города в 1875 году. Тогда была пущена линия конки, связавшая Покровскую заставу с Таганкой, Ильинскими воротами и Страстным монастырём. Кстати, сейчас совсем мало кто знает, что на этой площади до 1896 года находился Нижегородский вокзал. Лишь в 1896 году вокзал был объединён с Курским и переведён в новое здание. Железнодорожные пути, ранее занимавшие кварталы между Нижегородской, Новорогожской улицами и Рогожским валом, ещё многие десятилетия использовались в качестве товарной станции, и окончательно были выведены отсюда в 1950-х годах.  Вот, что единственное Я нашел об истории своей РОДИНЫ. Родился Я - 14 ноября 1948 года в Таганском родильном доме. Не зря в своём стихотворении Я написал, что " осень шла уж на закат ". Наш дом, кула меня привезли из роддома,  действительно был старый, деревянный и двухэтажный. Находился он в середине Нижегородского переулка, недалеко от Абельмановской Заставы (сейчас площади) и Калитниковского птичьего рынка, да того знаменитого на всю Россию "Птичьего рынка", где можно было купить ВСЁ, и ни только птиц и животных. Нам было категорически запрещено отлучаться от дома и играли мы только во дворе, который был так мал, что больше всего мы бегали по переулку. Единственное куда нам разрешалось ходить, так это в булочную на углу. Пирожки с повидлом за 5 копеек - это любимое лакомство моего детства. Родители мои несколько раз снимали комнаты, чтобы жить отдельно от всех родственников, но я большее время проводил у бабушки. В этом аварийном доме, который каждый год обещали снести, жили МЫ в одной длинной комнате, разделенной фанерной перегородкой на две части - очень маленькую квадратную и очень узкую и побольше с одним окном.Квартира находилась на втором этаже и, кроме нас, в ней жила одинокая старушка – баба Лиза, так МЫ её звали. Она была очень набожная и вечно на нас ворчала. Кто же такие МЫ? Это была очень большая наша семья. Дедушка и бабушка (жили в маленьком закутке), мои мама и папа, старшая сестра мамы со Славиком и Серёжкой, моими двоюродными братьями, жена покойного маминого брата с Игорьком, третьим моим двоюродным братом и ,конечно, Я сам.

Дед – Иван Васильев приехал в Москву в начале 30-х годов, и первое  время работал на заводе «Серп и Молот», прошел войну и окончил ее в Берлине, в звании капитана артиллерии. Бабушка Мария Александровна, до замужества Разумовская, приехала в Москву естественно вместе с дедом и детьми: сыновьями – Сергеем (пропал без вести во время войны) и Владимиром (погиб после войны при загадочных обстоятельствах), дочерьми: Зоей и Валентиной (моей мамой). Во время войны бабушка и моя мама с сестрой находились в Москве и пережили все  трудности того времени, и бомбёжки и голод и холод. Приехала семья моего деда из Подмосковья – деревни Рогозинки, Уваровского района Московской области. В настоящее время эта Родина моих родственников не существует, так как все уехали из деревни ещё в конце 60-х годов. Данных об Уваровке в Интернете немного, да и те разрозненные: железнодорожная станция, деревообработка, детский дом да народный театр. Боевые действия в 1812 и 1941-42 годах.  Поселок захвачен немцами 12.10.41 г., освобожден войсками 5 армии 22 января 1942 г. В окрестностях Уваровки действовали 3 партизанских отряда. В конце декабря 1941 г. в поселке была замучена и казнена партизанка А.М.Дрейман и ее новорожденный сын. Родина Героя Советского Союза летчика М.К.Вербицкого, его именем названа улица в Уваровке, средняя школа, установлена мемориальная доска. Памятник на братской могиле.
    Московская область расположена в центре Восточно-Европейской равнины. Север области занимает заболоченная Верхневолжская низменность. К югу от нее протягивается холмистая Смоленско-Московская возвышенность. Здесь, около г. Уваровки, находится высшая точка области - 310 м. Северо-западный край этой возвышенности известен под названием Клинско-Дмитровской гряды. Реки, берущие начало к северу от нее, впадают в Волгу, а те, что начинаются южнее, - в Оку (за исключением Яхромы). Вот в этой деревне родилась моя мама 3 февраля 1928 года. Я очень хорошо помню своего прадеда, по линии бабушки, Александра Разумовского. Пробабушку  совсем не помню. Они тоже переехали в Москву до войны и жили на территории Измайловского парка в деревянной сторожке.  Прадед был коневодом и заведовал конным хозяйством и мы с бабушкой ездили к ним несколько раз. Я был очень мал и поэтому почти ничего не помню. У бабушки была тоже большая семья – три сестры и три брата. Когда мне было 10 лет, мы с бабушкой ездили в Рогозинки к ее дальней родственнице бабе Дарье и я научился доить корову, делать масло, ездить верхом на лошади. Второй раз мы ездили , когда мне было 13 лет. Тогда собралась хорошая пацанская компания – Мои двоюродные братья Славик и Серёжка, дочь бабы Даши – Вера. Веселое и интересное было время. Копались в лесных окопах, оставшихся после войны. Находили наши и немецкие каски, штыки, пустые  патронные гильзы. Хотелось найти, конечно, оружие или что-нибудь стоящее, но увы. Эти леса были очень близко к Москве и их неоднократно «чистили» и военные саперы и местные мужики. Славик был на год старше меня и держался перед местными девчонками «солидно», а я старался во всём ему подражать. Серега был младше меня на 4 года и мы его с собой никуда не брали, а он и не стремился таскаться с нами по лесам, да по кочкам. Зато «закладывал» нас постоянно – то мы курили, то мы ругались матом и вообще – враги народа. Хорошо, что бабушка все понимала, она была простой русской женщиной, и не наказывала нас, только немного ворчала. Очень жалко, что люди покидают  насиженные веками места, которые и сейчас богаты плодоносящей землей. Папа же мой родился 13 ноября 1925 года в селе Батманы, Кинешемского района, Ивановской области. Я всегда шутил, что он старше меня на один день. Вообще удобно справлять дни рождения вместе. Его родное село очень знаменито и сейчас. Это Родина маршала Василевского. Но жил он там недолго. Родители переехали в город Кинешма, работать на прядильную фабрику «Красная Ветка». Она и сейчас знаменита на всю Ивановскую область. Папа был старшим в семье. Младший брат Анатолий умер в начале 60-х годов. Сестра Валентина уехала после войны учиться в Тальяти, да там и живет по сей день. Папа очень хорошо учился и мечтал стать химиком, но помешала война. В январе 1943 года, его семнадцатилетнего мальчишку призвали в армию и до 18-летия он служил в запасном полку под г. Владимиром, Московской области и охранял склады. Дослужился до старшины, уже в 1944 году он сопровождал эшелоны на передовую. Рассказывал, что приедешь на фронт на два дня, а приходилось ждать обратного эшелона неделями. В общем был очень немногословен в рассказах о своей воинской службе в то время. Сейчас я его понимаю. Просто он стеснялся, что на передовой был, а не воевал. Потом  его послали учиться в Ленинградское Топографическое военное училище. На мой вопрос- Почему в Топографическое, а не в артиллерийское или морское ?- он всегда отвечал, что это за рисование его  «разнарядили». Тогда приказ не обсуждался. Приказано учиться – учись. Окончил училище уже после войны  в 1946 году и начал лейтенантскую службу в одной из воинских частей в Москве, где работала моя мама. Так и они познакомились и расписались в 1947 году, а через год и я родился. Папа поступил в Инженерную Академию им. Куйбышева, которую окончил в 1957 году. Я заканчивал  первый класс школы в 100 метрах от дома на Нижегородском переулке, года папа получил назначение на прохождение дальнейшей службы в Свердловск  и мы, своей маленькой семьёй двинули на Урал. Целых семь лет нам потребовалось, чтобы вернуться на Родину в Москву. О жизни в Свердловске  можно многое рассказать, но это очень долга и неинтересно. Когда-нибудь в своих мемуарах я посвящу этому периоду целую главу. Кратко одно только. Октябрёнок – Пионер – Комсомолец и хороший ученик  и спортсмен. Научился курить все, что дымится и тлеет, пить всё что горит и любить много и недолго. Но родная  ШКОЛА № 76 и родной ДВОР военного городка УРАЛВО на Куйбышева № 48 я не забуду никогда.

Не так давно, 12 января 2006 года моя родная школа обрела свое втрое рождение. Она вновь открылась после капитального ремонта. На будущий год ей исполнится 50 лет.  В девятый класс я уже бодро шагал в московскую школу на улице Гримау, около метро «Академическая». Наш деревянный и аварийный дом на Нижегородском уже снесли и вся большая дедова семья переехала в «Черёмушки». – СЛАВА  Н.С. ХРУЩЁВУ. Конечно, нас в Москве, да ещё на такой маленькой жилплощади 2 проходные комнаты, мизер-кухня, чулан и туалет «Гаванна», были очень малы для еще большей семьи. Пришлось ютиться около года, пока папа не получил отдельную 2-х комнатную квартиру в «Бескудниково». Новостройки в Москве  всегда были праздниками для всех москвичей, кто жил и ютился в коммуналках или бараках, а для нас приехавших с периферии и ждущие всего около года – это был очень большой праздник. Двор на Бескудниковском  бульваре был новый и появились новые знакомые, переросшие со временем, кто в друзей, кто в врагов. В 10 класс, последний выпускной, Я уже не шагал, а ездил 15 минут на автобусе на Петровскую-Разумовскую, к кинотеатру «Комсомолец» в школу № 163. Петровско-Разумовское - местность на севере Москвы, к западу от линии Октябрьской железной дороги, близ одноименной платформы. Название — от бывшего села и усадьбы, известных с XVI в. как село Семчино на р. Жабне. В 1676 куплено К.П. Нарышкиным — дедом Петра I. После постройки в конце XVII в. церкви Петра и Павла (снесена в 1938) названо Петровским. В середине XVIII—XIX вв. владение графов Разумовских (отсюда второе название). В 1860 Петровско-Разумовское перешло в казну, в нём в 1865 открыта Петровская земледельческая и лесная академия. В регулярной части парка между домом и прудом сохранились липовые аллеи, проложенные тремя лучами навстречу друг другу, в пейзажной — ампирный грот с белокаменными колоннами. В 1980 в парке были установлены 4 чугунные скульптуры XVIII в. — аллегории времён года. С 1917 в черте Москвы. С 1954 район массовой жилой застройки. Основные улицы: Большая Академическая, Тимирязевская, Прянишникова, Вучетича. Название сохранилось в наименовании Старого Петровско-Разумовского проезда, Петровско-Разумовских проезда и аллеи. Станция метро «Петровско-Разумовская».

Вот так выглядела  ж\д платформа и наш «любимый мост», на который мы всегда ходили коротать время до сеанса в  кинотеатре, очередной раз «отпросившись с уроков». Не знаю почему, но две мои школы, как бы нарочно, были расположены в непосредственной близости к кинематографу. 1965-66 учебный год был последним, выпускным для меня. Я учился средне, что вполне соответствовало моему возрасту и большее время 70 % проводил на улице. В футбол  мы  уже  играли редко, и то по полтиннику, на пиво. Правда, честно ходил на комсомольские собрания, аккуратно платил взносы и иногда участвовал в школьной самодеятельности, играя на гитаре и танцуя твист. Хороший был танец. Как никакой другой физически развивал  гибкость тела, давал большую нагрузку на мышцы. Сейчас только Брэйк м ожжет с ним сравниться. Конечно ходили и в походы с ночевкой и костром, посещали плановые экскурсии в музеи и театры, отмечали дни рождения, знаменательные праздники. Все было в нашей школьной жизни насыщено и бурно. На  приписке к призывной комиссии в Военкомате меня уговорили поступать в Пограничное училище. Тогда на меня большое впечатление произвело аббревиатура КГБ СССР. Я, как и все мои друзья-товарищи был настроен очень патриотично. Для нас воинская служба была почетная обязанность, ни так, как сейчас распространено среди молодежи слово «дедовщина». Мы даже и не знали и не слышали об этом. Новый 1966 год встречали весело и дружно. Все мои сверстники знали, что этот год останется в нашей памяти до последнего нашего вздоха. Он  перенесет нас в другое  состояние – самостоятельности и ответственности за свои поступки. Мы уже переставали быть просто молодыми людьми. Мы становились «взрослыми» и каждого из нас ждала своя дорога – дорога «жизни». Так мы называли нашу дальнейшую жизнь. Кто-то собирался учиться дальше в институтах и техникумах, кто-то собирался идти работать по той или иной специальности, но военным, кроме меня из выпуска, не хотел становиться никто. Выпускные экзамены пролетели быстро и незаметно. Выпускной балл был классный. Пили, гуляли и пели. Возвращались с Ленинских гор пешком в 4 часа утра. Уже рассвело и Я с ребятами и девчонками бодро шагал по Садовому кольцу с гитарой, бутылкой шампанского, в белой рубашке мимо сначала Посольства США, потом станции метро «Новослободская» и так до Савеловского вокзала. После, на автобусах и троллейбусах  все разъехались по домам. Так прошла моя ЮНОСТЬ.

 Со многими моими одноклассниками Я больше никогда не виделся, даже на февральских встречах  в школе. Впереди меня ждала  неизвестность  и Казахстан, куда Я должен был ехать поступать в Пограничное училище. 1966 год для выпускников был тяжелый и потому, что одновременно выпускались в школах 10 и 11  классы. Вся Советская образовательная система переходила на 10-летнее обучение. Оставалось несколько дней отдохнуть. Лето было очень жаркое и в  Москве стояла такая духота, что все стремились быстрее добраться   до любого водоёма. Я оставшиеся дни до отъезда в Алма-Ату, проводил беззаботно, купаясь на пруду  ТСХА (Тимирязевская  Сельхоз  Академия).  Там Я случайно встретился со своим двоюродным братом Игорем, который жил где-то на Лесной и которого Я около 12 лет не видел. Узнали друг друга сразу. Вот, что значит  родственные гены. Больше Я его никогда не видел. Ни потому, что не хотел разыскать, просто не было необходимости. Жаркие денёчки пролетели так быстро, что не успел заметить как уже ехал в плацкарте поезда Москва – Алма-Ата.


HTML clipboard